11 ноября 2017 года.
народная газета химкинского округа
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
       

ЗОЛОТАЯ МОЯ

16 августа 2013 года

Мне всегда приятно смотреть на эту женщину. Добросердечие, живость ума, элегантность облика — свидетельство неистощимого жизнелюбия в девяносто два года!

— А я благодарю Всевышнего за каждый день, а сколько их прожито — долго считать. Картины прошлого не утратили яркости красок и звуков. Первые воспоминания о семье. Мы с сестрой росли в атмосфере любви и заботы, — вспоминает Вера Ивановна Соколова. — Потом от родителей получили путёвку в жизнь.

Я стала геологом, как папа, сестра — врачом, по маминым стопам.

Жили мы в коммуналке. В тридцать шестом году сосед-офицер получил назначение на Дальний Восток.

В освободившейся комнате поселилось милое семейство. С Вовкой и Тонечкой мы сразу подружились. Девочка — моя ровесница, а мальчику двенадцать лет. Родители целый день на работе, а мы после школы занимались домашними делами и за Вовкой приглядывали. Озорной был, непоседливый. Меня слушался: помогала ему задачки решать.

Папу отправили на войну с белофиннами. Что тогда все пережили! "Сарафанное" радио говорило о страшных потерях. Тревога поселилась в сердцах, информации мало.

К нашей великой радости, папа вернулся, с той поры стал кадровым военным.

Я помнила, как он раньше приезжал из экспедиции, пропахший дымком костров, с рюкзаками, наполненными образцами пород. Интересные рассказы, как они находили эти породы. Я оказалась пленницей романтики загадочного мира геологии — поступила в геологоразведочный институт.

Свет юности, успешная учёба — всё сулило счастливое будущее. Но чёрным вихрем налетел сорок первый год. Он вторгся в судьбы людей, разделив многочисленные жизни: до и после войны. Опустел наш дом: мужчины ушли на фронт.

Как-то августовским вечером после дежурства в госпитале села на крылечке отдохнуть.

— Вера! — ко мне подошёл Володя.

— Ухожу добровольцем, ты меня будешь ждать? Вернусь, тебя замуж возьму!

Я растерялась, потом вернулся дар речи:

— Володя, тебе семнадцать лет. Какой из тебя воин?

Он молча повернулся и   исчез… до августа сорок пятого года.

От Тони я знала, как воюет Володя, сколько ранений, наград. Выучился на сапёра-взрывника. Впоследствии рассказывал:

— Направили нас в канцелярию Гитлера. Задание выполнили. Смотрю — на столах ручки красивые лежат, таких никогда не видывал. Положил несколько в карман — хоть что-то домой привезу. А тут корреспонденты явились, попросили их. Я и отдал, они им нужней.

Вернулся Володя молодцом — залюбуешься. Пощадила судьба мальчишку… наши ровесники и те, кто помоложе, многие остались навечно в чужой земле.

Моя любовь Николай погиб в 1944 году. Помню, от одного его взгляда жарко вспыхивали румянцем щёки и замирало сердце…

Володя не отступал:

— Всю войну о тебе думал! Верочка, выходи за меня!

— Я же старше на три года. Вон сколько девчонок молодых — любую выбирай!

— Я выбрал, на всю жизнь!

Сыграли свадьбу, собрались родные, друзья. Закуска скромная, зато пели и веселились от души.

Поехали мы из Москвы на Колыму, я геологом, Володе обещали работу. Прибыли на место, географию Колымы, Магадана изучили вдоль и поперёк. Володя работал и учился. Стал инженером, вырос до большого начальника. Да и я не отставала, получала награды за работу. Там появились на свет сын и через десять лет дочка.

Уговаривала Володю:

— Мы здесь уже пятнадцать лет. Родители болеют: врачи говорят, что дочке климат надо менять. Поедем на "большую землю".

А он упёрся:

— Никуда не поеду. Я без этих просторов жить не смогу.

— Тогда я одна поеду! — забрала детей, и домой.

Вернулась. Папа тяжело болел: сказались ранения. На похороны Володя прилетел. Стал меня упрашивать:

— Собирайся, тебя там ждут, и мне одному трудно!

— Валечка окрепнет — приеду, — пообещала я, прощаясь с мужем.

Сын успешно учился в школе, я боролась за жизнь дочки.

Володя вначале приезжал часто, а потом реже и реже. "Доброжелатели" донесли, что появилась у него зазноба. Я сама предложила ему развод. Он женился ещё два раза. Деньги нам присылал всегда.

Время шло, дети на ноги встали. У дочки здоровье поправилось. Ну, Вера, отдыхай и радуйся! — думала я. Но не так живи, как хочется. Получила от Володи письмо:

— Вера, у меня отняли ногу. С женой расстался. Если можешь, прости меня. Я тебя люблю всю жизнь.

И что-то случилось со мной, душа встрепенулась, освобождаясь от долгого оцепенения. Дорогой Вовка, Володя! В нашем расставании есть и моя вина.

Быстрые сборы, и я в пути. Не отпускала мысль: только бы успеть, помогу ему справиться с бедой.

— Это ты? Золотая моя! — его радость и удивление безграничны.

Через несколько дней врач обрадовал меня:

— Владимир Петрович пошёл на поправку, анализы хорошие.

Я пробыла там три месяца. Потом поехали в Москву. Сын связался с немецкой клиникой. В ней Володя прошёл курс лечения, угроза для другой ноги миновала. Возвратились на родину. И жили мы с ним недолго, но счастливо. Он успел написать книгу по геологии, увидеть внучат.

— Я счастливый человек, — говорил Володя, — в войне уцелел, любимым делом занимался, и ты у меня есть, золотая моя!

А называл он меня так потому, что наш геологический отряд открыл богатое месторождение золота.

Наверное, надоела вам своими воспоминаниями. Если меня не остановишь — заговорю…

Маргарита ГРЕБЕННИКОВА.

 

Комментарии (0)