11 ноября 2017 года.
народная газета химкинского округа
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
       

У НАС РАБОТАЮТ МИЛОСЕРДНЫЕ ЛЮДИ

12 декабря 2014 года

НАША СПРАВКА:

Александр Евгеньевич Пересыпкинский вырос на Дальнем Востоке в семье медицинских работников. Окончил Дальневосточный медицинский университет в 2004 году по специальности лечебное дело и интернатуру по хирургии. С 2005 по 2010 годы служил хирургом по контракту в Вооружённых Силах России. Окончил ординатуру по хирургии и организации управления здравоохранения в 2010 году при Государственном институте усовершенствования врачей министерства обороны. Работал в приёмном отделении Химкинской Центральной клинической больницы и травмпункте городской больницы №3 Зеленограда. Женат, воспитывает двух детей: Веронике девять лет,Ивану четыре года.

На протяжении нескольких десятилетий в Химкинском районе работала Клязьминская участковая больница, названная по месту её нахождения.

В это учреждение привозили стариков, которые проходили курс лечения от разных болезней в Центральной районной больнице, но после выписки дети их не забирали: старики им были не нужны. Больница существует и сейчас, правда, два года назад она переехала. О том, как живёт это лечебно-профилактическое учреждение, нам рассказал главный врач Клязьминской участковой больницы А. Е. Пересыпкинский.

— Александр Евгеньевич, два года назад, когда переселяли больницу из Клязьмы в здание бывшей 1-й Химкинской городской больницы, Вы были назначены главным врачом участковой больницы. За это время в новом месте смогли обустроиться?

— Смогли. Более того, наша больница развивается: в минувшем году мы закупили новое оборудование за счёт муниципального бюджета для физиотерапевтического кабинета и кабинета функциональной диагностики. На лекарственное обеспечение не жалуемся: всё получаем в полном объёме согласно потребностям.

— Я бывал в Клязьминской больнице в 2002 году. Там стояли несколько ветхих зданий...

— Да, на месте старого стационара, который был в ужасном состоянии, в Клязьме построят новый современный онкологический центр.

— Здесь помещения недавно отремонтированы, а что именно сделано?

— Здание за 25 лет ни разу капитально не ремонтировали. Уже давно был запланирован объёмный основательный ремонт крыши. В 2013 году нам удалось его выполнить, затем мы привели в порядок правое крыло здания на втором этаже. Везде произведена замена электропроводки и освещения. В 2014 году запустили в работу пищеблок. Много сил брошено на восстановление фасада.

— Но ведь здание является памятником архитектуры начала 20-го века...

— Именно это обстоятельство мы учитывали, поэтому строители делали ремонт бережно, под присмотром наших сотрудников, чтобы не нарушить ни одного фрагмента старинного интерьера. Недавно у нас были съёмки телепередачи, и в ней участвовала внучка Сергея Павловича Патрикеева, который в 1907 году построил здесь, в селе Космодемьянском, летний загородный дом по проекту знаменитого архитектора Фёдора Осиповича Шехтеля. Елена Владимировна Михайлова (Патрикеева) прошлась по всем помещениям, остановилась в фойе у стены, где раньше находилось огромное зеркало, которое разбил костылём раненный на фронте боец, увидевший своё отражение... В годы Великой Отечественной здесь размещался госпиталь. Елена Владимировна постояла у старинного камина на первом этаже, поднялась на второй этаж по лестнице со словами:

— По ней ходили мои дедушка с бабушкой, мой отец Владимир Сергеевич.

Чувствовалось, что она волнуется. Полюбовалась сохранившимся оконным витражом, выполненным по эскизу Шехтеля 107 лет назад из специального стекла, ажурным сводчатым потолком в стиле модерн в коридорах второго этажа. Елена Владимировна сказала:

— Я очень довольна тем, что в здании, построенном дедом, находится больница, ведь Патрикеевы были милосердными людьми и тратили большие средства на помощь нуждающимся. И так хорошо, что и сейчас здесь работают милосердные люди.

— Елена Владимировна — врач-эндокринолог, кандидат медицинских наук. Вы намерены с ней сотрудничать?

— Она выразила готовность приезжать к нам и давать бесплатные консультации нашим пациентам.

— У вас особенный контингент больных. Кто они, и от каких болезней вы их лечите?

— 70 процентов больных — пожилые одинокие люди, которые не могут обслуживать себя самостоятельно. В основном им требуется помощь терапевта и кардиолога. Больница рассчитана на 70 коек: 45 коек в терапевтическом отделении и 25 — для сестринского ухода. У нас работают кабинеты ультразвуковой диагностики, функциональной диагностики, физиотерапевтический и рентгенологический. Места в отделении сестринского ухода заняты всегда, лежат, в основном, пациенты пожилого возраста. Нагрузка на терапевтическое отделение вырастает в зимние месяцы до 95 процентов. В сестринском уходе лежат, в среднем, около месяца. Брошенные одинокие пожилые люди находятся у нас до тех пор, пока мы не оформим их в дом-интернат для престарелых.

— В вашем учреждении, по сути, милосердном, должны работать особенные люди...

— Вы правы. В медицине работают именно такие люди, способные жертвовать своим временем ради больных. Около 70 процентов сотрудников, работавших в Клязьме, остались с нами, несмотря на то, что они живут в том микрорайоне и им стало проблематично добираться до этого здания. Они не смогли бросить своих пациентов. Все работают хорошо. Без чуткого внимания врачей и медицинских сестёр, без добрых рук санитарок работа подразделения сестринского ухода невозможна. С кадрами есть проблемы: не хватает терапевтов и медсестёр, но администрация прикладывает все усилия, чтобы привлечь к работе специалистов.

Вопросы задавал Влад КРАСНОЯРСКИЙ. На снимке автора: А. Е. ПЕРЕСЫПКИНСКИЙ беседует с Е. В. МИХАЙЛОВОЙ (ПАТРИКЕЕВОЙ) у камина.

Комментарии (0)