24 ноября 2017 года.
народная газета химкинского округа
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930   
       

У МУРОМСКОЙ ДОРОЖКИ

15 марта 2013 года

Отмытая и проветренная изба, казалось, ожила и посветлела. Шурина творческая натура фонтанировала идеями, заканчивающимися их реальным воплощением. Из сельмага привезла краску, обои с блёклым орнаментом. И вот заблестели рамы, исчезла их угрюмая темнота. Весь скудный мебельный "антиквариат" отправлен на свалку могучей рукой Шуры. Взамен появились две раскладушки, небольшой расписной стол, явно не хозяйственного предназначения.

— Шура, откуда мебель?

— Из детсада. Его закрывать будут - детей мало. Я ещё чего-нибудь принесу.

Да, вот они, зловещие признаки неблагополучия в демографии!  Если в глубине России, в деревенских домах всё меньше  малышей и не "семеро по лавкам", а от силы два ребёнка — это беда. Шура сказала, что совхоз "на ладан дышит".  Наверно, поэтому, что плохо лежит, растаскивается "по сусекам". Ещё не хватало мне в тюрьму сесть за соучастие в воровстве!

— Больше мне ничего не носи. За раскладушки и стол заплачу в сельсовете.

— Нина, ты чего, с ума сошла? Тут мои дедушки-бабушки горбатились. Папка на всю округу первым столяром-плотником был, печки, дома на века ставил. Чудная ты какая-то… Завтра картошку сажать будем.

— Сажать не собираюсь. Во-первых, картошки нет. Да и пустые это хлопоты. Если вырастет — куда девать? Машину нанимать, чтобы в Химки везти?

— Картошку раздобуду, я и посажу. До завтра!

Утром проснулась от стука в окошко.

— Это я, открой, картошку притащила.

Я отодвинула засов — на пороге Шура с мешком.

— Сестра на посадку дала, на овощехранилище работает. Сорт хороший, сегодня и посадим. У тебя "чекушки" не найдётся? Знобит с устатку. Когда у твоего мужа отпуск? Вот уж вместе выпьем!

— Не найдётся: он не пьёт.

— А у нас мимо рта никто не проносит.

И отправила "чекушку" по назначению. Работа спорилась в ловких сильных руках моей заботницы. Я была "на подтанцовках". С крестьянской сноровкой, с присказками она любовно укладывала картошинку в землю, как дитя в колыбель.

— Синеглазка вырастет, вкусная картошечка. А ты отдохни. Я быстро закончу и домой побегу. Вечером принесу мяса. Сестра сказала, на ферме телёнка будут резать.

— Спасибо! Мне мясо не нужно! (Да она скоро весь совхоз ко мне притащит).

В этот день я посадила у крыльца семена цветов, прогнав прописавшийся здесь куриный гарем, возглавляемый красавцем-петухом. Через пару часов вышла из дома и поняла, сколь необычны мои мечты о цветнике: хохлатки увлечённо трудились на засеянном и политом участке. Семена пришлись им по вкусу. Поэтому ни один цветочек впоследствии не порадовал глаз.

Вечером, сидя на завалинке, вдыхала полной грудью воздух, дарованный Окой, березничком, ельником, подступающим к усадьбам. Откуда-то издалека, от сельсовета доносились звуки музыки. Баян пел, кто-то вдохновенно, с "куражом" играл. Я пошла по деревне, а музыка разливалась повсюду, как река с ручейками.

— Ишь, как душу рвёт, — сказал незнакомый старик. — Большой талант, а пропадает. Это Александра Ивановна. Я её в школе физике учил; способная, подавала надежды. А теперь — "Ваня-бубен", — и он, махнув рукой, направился к дому.

Баян умолк. Навстречу шла Шура. Она улыбнулась:

— А всё-таки вечером мяском угощу. Уважаю я тебя, что непьющая — таких ещё не встречала. Играю в твою честь!

Её пальцы летали по клавишам, она запела "У Муромской дорожки стояли три сосны". Хорошо поставленный природой голос завораживал, наполняя мою душу светлой грустью о заветном, несбывшемся. Деревня слушала своего  хмельного соловья.

М. ГРЕБЕННИКОВА.

Комментарии (0)