15 мая 2019 года.
народная газета химкинского округа
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

"СОЛОВЬЁВСКАЯ РОЩА"

6 июня 2014 года

Раннее утро в деревне дарит душе радость созерцания неброской, но притягательной красоты леса, сосенки и берёзки которого соседствуют с остатками плетня усадьбы.

Распахнула окошко, и в дом мощным потоком устремился воздух, свежей сладостью закруживший голову.

Босиком пробежала по росистой траве, ноги с непривычки кололо и приятно холодило. Точь-в-точь как в детстве, когда бегала с плетушкой за травой.

Донёсся прерывистый звон колокольчика:

— Доброе утро! Привыкаете?

По соседней усадьбе шла старушка в тельняшке, тёмной юбке и кирзовых сапогах. На поводке вела козу, на её шее, кокетливо обхваченной красной лентой, позвякивал колокольчик.

— Я ваша соседка, Нина Ивановна. А это Белка моя, пасётся здесь. Сейчас к колышку привяжу. Приходите за молоком и яичками.

молоку я неравнодушна, а приветливость и, судя по первому впечатлению, добрый нрав соседки пришлись мне по сердцу.

Вечером, притомившись от дел, села на завалинке.

— Я кринку с молоком на подоконник поставлю. Угощайтесь. Видно, умаялись за день? Я, как была помоложе, удержу не знала! Одно дело за другое цеплялось. Бывало, муж скажет: Пчёлка, сложи крылышки, отдохни. Жалел меня. Больше этих слов не услышу...

Нина Ивановна вздохнула.

— А вы одна здесь будете?

— Мужа завтра жду.

— Это хорошо, когда повезёт с "половинкой".

Каждый день открывал мне новое в характере Нины Ивановны. За кажущейся простотой - мудрость природного ума, воспринимающего жизненные события, подчас тяжёлые, с терпением, без озлобления и отчаяния. Делилась воспоминаниями.

— В сорок первом до нас немец дошёл. Наша деревня тогда большая была, да затерялись мы в глубинке, вроде как на отшибе, да ещё леса непролазные. Немцы опасались, видно, партизан, появлялись редко. Другие деревни сожгли, до нас руки не дошли.

Миша воевал, а я со свекровью и двухлетней дочкой в этом доме жила. Хорошо, заранее надёжно спрятали зерно и продукты. Немцы приехали с обозами — всё, что нашли, забрали.

Когда они убежали, мы родственников-погорельцев приняли. Всем места хватило: кто на лавке, кто на печке и полатях. Детей — целые ясли. И с голода не померли: припасы откопали. Пришла весна — по зёрнышку собирали. На себе пахали и сеяли. Наломала спину-то за всю жизнь…

Летом сорок второго заболела дочка скарлатиной, не спасли. Окаменелая, стояла я на погосте под вековой сосной, а сухой песок струился и окутывал мою Валечку, отнимая её навечно.

Когда от Миши стала получать письма, в них главное: как растёт дочка? А мне — ножом по сердцу, не написала я о нашей потере: он и так каждый день рядом со смертью ходил.

Сынок Витя в сорок шестом родился, уж и трепетали мы над ним, надышаться не могли. У Миши после ранения в грудь что-то с лёгкими стало. Врач посоветовал ему: «Работать тебе надо в лесу — это твоё спасение». Тогда ведь многие правдами-неправдами в город уезжали. А мы здесь "завязли". Не жалею об этом.

Миша лесником работал, а мы с сыном "по совместительству". Он Вите грабельки сделал, всё с собой в лес брал.

Столько книг перечитал, чтоб получше секретами профессии овладеть! А потом и детей из школы организовал. И не заставлял их, ребята спрашивали: «Дядя Миша, а что ещё надо делать?»

И я помогала и сажать, и содержать лес в порядке. Каждое дерево в "лицо" знал, и сколько их посадил на своём веку! Как-нибудь пойдём в лес, я покажу вам берёзовую рощу. Народ называет её "Соловьёвской" рощей, посажена и сохранена она Мишей. Вроде, и не богатырь, и не герой особый, а память о себе оставил, пока роща жить будет.

Когда провожала Мишу, стоял лютый мороз, а людей собралось видимо-невидимо. Никто в округе такой чести не удостаивался.

Общение с Ниной Ивановной стало приятным обычаем. Мы запросто навещали друг друга.

Познакомилась с её поросёнком Борькой, хитрющие, умные глаза которого сияли улыбкой, когда подносила ему гостинцы. Дородные хохлатки, возглавляемые "падишахом" в роскошном оперении, усердно рыхлили землю в поисках вкусной живности.

Зеленоглазая красавица Белка в серёжках, с шёлковой шерстью — само очарование.

— Котёнка не хотите взять? — из рук Нины Ивановны отчаянно выдиралось огненнорыжее существо, по темпераменту более похожее на тигрёнка.

— В доме три кошки. Куда больше? Одна окотилась и спрятала котят на чердаке. Как выросли, в дом пожаловали. Двух пристроила, а этот разбойник остался.

Рыжий поселился у нас.

— Не знаешь, Нина Ивановна никуда не собиралась? — спросил Петя. — Куры не гуляют, коза не пасётся. Схожу посмотрю.

Через некоторое время вернулся.

— С Ниной Ивановной плохо. Помогли соседи, питерские дачники. На машине отвезли её в больницу.

Она пришла в себя:

— Прошу, присмотрите за хозяйством, я через два дня выпишусь. У меня не раз так было: голова кругом - я падаю, а потом отпустит.

— Вам полечиться надо!

— Бог даст, так пройдёт!

Через три дня Валера, её родственник, привёз Нину Ивановну домой.

— Баба Нина, одной больше нельзя оставаться. Поезжай к сыну.

Нина Ивановна привычно взялась за дела:

— Никуда не поеду!

Вечером объяснила:

— Сынок у меня хороший, моряк, на капитана выучился. Плавал по морям-океанам, да и бросил якорь в Австралии. Четырнадцать лет там живёт, меня зовёт, переводы присылает. Только и память о нём — тельняшки. Как надену - будто сыночка обниму, его тепло почувствую. Но ехать никуда не хочу. Тут земля родная, Мишина "Соловьёвская роща" — без них мне и жизнь ни к чему…

                                                                                                                                                                                              М. ГРЕБЕННИКОВА.

Комментарии (0)