15 мая 2019 года.
народная газета химкинского округа
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

О РОДНЫХ, ЛЮБИМЫХ ХИМКАХ

31 октября 2014 года

На моей любимой улице Библиотечеая в двух бараках №№ 3, 4 было сорок-пятьдесят детей войны. Барак ("арматура") - настоящий человеческий улей. Его разделяет узкий полутораметровый коридор, у каждой двери - керосинка. В бараке № 3 жила семья Аква с двумя детьми, мать-одиночка Савина с сыном Анатолием. я помогал воспитывать этого мальчика.

Сейчас он уже дед, у него двое детей и внучка. В семье Негровых трое детей. Их дедушка был священником. Его приход был в Москве. У Наумовых тоже трое детей. Они были единственными, кто держал корову. Куликовы приехали из Средней Азии. У них две девочки и один мальчик. С ними у нас были самые тёплые и дружеские отношения. В семьях Кузнецовых, Костюковых, Звонарёвых, Кучиных было по двое детей, у Гудниных и Табачниковых — четверо. По два ребёнка и больше у Пироговых, Любутовых, Ступенковых. Пятеро — в нашей семье.

На Левобережье, там, где сейчас построили бар, стояли бараки №№ 1 и 2, где тоже проживало много семей с 2-4 детьми.

Каждая семья в бараках имела сарай, где хранили дрова, торф, уголь. Держали скотину, птицу: кур, поросят, корову. Всю землю вокруг бараков занимали огороды.

Кроме детей войны из "арматуры", были "грабари" — 30-35 детей строителей канала из Мордовии (в их семьях было по 5-7 детей), "бутырка" — около 30 детей сотрудников бутырской тюрьмы.

В 50 метрах от Библиотечного института построили конюшню для лошадей, которых использовали при строительстве канала имени Москвы, а рядом убогое сооружение для проживания нескольких семей с двумя-тремя детьми: Кошелевых, Бобковых, Дорониных, Соколовых, Зуевых, Рязановых.

Мои сверстники жили после войны интересно, беззаботно, хотя работали наравне со взрослыми. Детворы было очень много, жили мы дружно, не дрались. Драки из-за девчат случались с ребятами лет на 10-15 старше нас, которые приезжали из Ховрино, Химок, Москвы. Помню, однажды моему старшему брату Фёдору финкой проткнули руку, а его другу Николаю свинчаткой попали по голове. Такие стычки происходили эпизодически на "пятачке" (недалеко от института), где собирались молодые девчата и парни потанцевать под гармошку. Мой брат Фёдор был парнем видным, самоучка-гитарист и гармонист, иногда и на танцплощадке играл. Многие мои друзья и знакомые встретили на "пятачке" свою любовь и отметили золотую, бриллиантовую и алмазную свадьбы. Это было прекрасное время.

Однажды я прочитал "Страдания юного Вертера" Гёте. Мне было жаль смешного немца. Вспомнил о нём, когда повстречал студентку первого курса Библиотечного института и впервые познал, что такое любовь и какие душевные муки она способна вызвать.За долгие годы жизни я познал многие болезни, не раз оперировался, но болезнь под названием "любовь" самая тяжёлая и непроходящая.

И ещё одно воспоминание. В конце 90-х годов мне позвонил заместитель главного врача больницы № 119 доктор медицинских наук Борис Алексеевич Павлов и пригласил составить ему компанию в прогулке по заповедным местам Левобережья. Главу администрации Левобережья Георгия Николаевича Годлевского заинтересовало Киреево. По-видимому, уже тогда были намерения строить скоростную дорогу Москва — Санкт-Петербург. И зная о том, где она пройдёт, Годлевский думал, что можно сохранить или изъять на хранение из знаменитой деревеньки. Он хотел открыть в Химках краеведческий музей.

Б. А. Павлов, Г. Н. Годлевский, А. Мустафин и я приехали в Киреево. Стояли на берегу умирающего пруда, а кругом — величественная красота могучих древних лиственных красавцев: ясеней, лип, клёнов и других деревьев и кустов.

Мне удалось познакомиться с химчанином, у которого был большой огород с яблонями, сливами, грушами, клубникой и огурцами. Он прекрасно знал Киреево, показал места, где когда-то стояли разные постройки и каменная колокольня, рассказал, кто их порушил. Мы долго бродили по сказочным местам и, довольные, вернулись домой. Я написал статью о посещении заповедной зоны, и на этом всё закончилось. На месте Киреева — большой камень. Это всё, что осталось в конце улицы Библиотечная.

Знакомя химчан с дорогой мне улицей, я не имею права оставить без внимания род Павловых: отца Бориса Алексеевича и его детей: Бориса и Алексея. Когда я попадаю в больницу № 119, чувствую, как она осиротела после ухода в мир иной человека широкой натуры, доброжелательного, чуткого, гостеприимного. Хочется всех Павловых поблагодарить за их титанический труд в области краеведения.

Сегодня улица Библиотечная южным концом будет упираться в скоростную дорогу Москва — Санкт-Петербург. От села Киреева останется в памяти лишь название. Ещё в XVI веке в течении реки Лихоборка стояла деревенька Киреево. Её владельцем был Кирей Горин. Своё название деревня получила от его имени.

На этом месте можно было бы и закончить, но мне думается, что я ещё не сказал о самом главном, о том, что мы уничтожили навсегда, хотя обязаны были сохранить, Киреевскую жемчужину. Как рассказывал Б. А. Павлов, в 1715 году в Кирееве была построена каменная церковь Сергия Чудотворца в стиле барокко. В позапрошлом году химкинские краеведы С. А. Озеринин и С. А. Гусев отыскали фундамент церкви и несколько строительных деталей. Доставили их в строящийся краеведческий музей.

Деревня не раз меняла своих хозяев. Князь Долгорукий был её владельцем несколько десятков лет. После него ею завладел композитор автор оперы "Аскольдова могила" А. Н. Верстовский. Затем хозяином дорогой и завидной подмосковной деревеньки стал купец первой гильдии И. Ф. Мамонтов. Владея огромным капиталом, он жил на широкую ногу: разбил английский парк, возвёл красивые пруды и каменную колокольню. В гости к нему наведывался купец, меценат и крупный собиратель русской живописи П. М. Третьяков. Очень скоро племянница И. Ф. Мамонтова стала невестой П. М. Третьякова. Они венчались 22 августа 1868 года в старинной Киреевской церкви Сергия Чудотворца.

Недалеко от усадьбы Третьяков организовал второе в России после Санкт-Петербурга училище для глухонемых.

Часто жил и работал в Кирееве профессор Московского университета М. П. Погодин. В этих чудных местах бывал П. И. Чайковский, хотел купить дачу. В то время химкинская земля ценилась очень высоко, но таких денег великий композитор не имел. В народе эти дачи называли "жёлтыми".

Долго у нас в бараке жил будущий сибирский поэт красавец Зоря Яковлевич Яхнин. Он учился в библиотечном институте. Рано женился на красавице отличнице Аиде. Жили они у нас в пристройке, которую мы с матушкой присоединили к бараку. У них родилась дочь. Зоря был прекрасным поваром, жене не позволял готовить. Он давно писал стихи, отсылал их в журналы и газеты Москвы. Уже второкурсником издал маленькую книжку стихов. Мы купили бутылка "Сидра" за 1 рубль и на сеновале отметили рождение нового советского поэта.

Однажды мы с ним отправились в двухдневный поход. Мы, пятеро мальчишек 14-15 лет, доехали до Крюкова, потом шли пешком 15 километров. Вышли на лесное озеро. Кругом стоял глухой непроходимый лес, полный грибов, малины и лесных орехов. Зоря сварил грибной суп и малиновое варенье. Потом до умопомрачения купались в чистом лесном озере, строили шалаш. Два дня мы в походе блаженствовали. Стояла жара.

На вторую ночь пошёл проливной дождь, и мы, промокшие до нитки, в конце третьего дня добрели до дома. И только высохнув и отдохнув, мы поняли, что побывали в маленьком раю. Этот поход остался в памяти на всю жизнь. Мы поняли, но только чуть позднее, каким чудным человеком был Зоря Яковлевич.

По распределению они с женой попали в Красноярск. Он стал известным сибирским поэтом.

В. КОНКИН.

Комментарии (0)