15 мая 2019 года.
народная газета химкинского округа
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

ХОЧУ В ДЕРЕВНЮ К БАБУШКЕ

11 апреля 2014 года

Вечернюю тишину лестничной клетки нарушил громкий плач, сопровождаемый громкими ударами то ли по стене, то ли по двери.

Тогда, в неуютную ноябрьскую пору, я приехала в Тверь навестить тётушку, нашего семейного "летописца Пимена".

Раньше, по молодости лет, я как-то не вникала в хитросплетения трагических судеб моих предков, оказавшихся участниками и очевидцами событий двадцатого века.

Тётя Юля  — личность необычная и героическая. Перед войной поступила в Архангельское мореходное училище, мечтала стать штурманом. В декабре 1942 года на судне "Шексна" их команда покинула горящий Мурманск. 18-летняя девушка, матрос первого класса прошла войну, потеряла любимого. Может, поэтому она отличалась резкостью характера, прямолинейностью.

Помню, вздыхала мама: — Учти, у тебя не тётка, а "морской волк".

"Волк" жил в доме, построенном после войны на месте своего предшественника, сильно пострадавшего от боёв и за время оккупации. Жильцы дружным табором переселились в новостройку. Испытание войной сплотили их крепкими узами. И было ощущение, что все друг другу родные, члены большой семьи. И кому-то из семейной династии стало плохо.

— Тётя Юля, я выйду в коридор, узнаю, в чём дело.

— Это Надя сына Серёжу воспитывает таким способом: из квартиры выставила, — пуская дым из ноздрей, объяснила тётушка.

— Я уже устала разбираться.

Я вышла на лестничную клетку. У дверей квартиры, прислонившись к стене, стоял мальчик лет девяти с лицом, опухшим от слёз, одетым в лёгкую курточку и тапках на "босу ногу". Увидев меня, он перестал бить пяткой в дверь.

— Тебе холодно? Пойдём к нам. Что случилось?

— Родители выгнали, сказали: домой больше не пустят. Я бы к бабушке ушёл, да она далеко, в деревне.

И он залился горькими слезами.

— Я плохо учусь: много двоек. Стараюсь, а ничего не получается. Папа говорит, что я придурок. Хочу к бабушке в деревню: она не обзывается и жалеет меня. Я бы стал ей помогать.

Его строгого папу помню с детских лет. Ваня рос хулиганистым, поэтому рано познакомился с участковым милиционером, да и с учёбой не ладилось.

Его мама попросила взять над ним шефство: парень от рук отбился. Я согласилась, и Ваня закончил учебный год твёрдым троечником. Это радостное событие стало прелюдией к моему будущему педагогическому поприщу.

А сейчас я постучала в дверь — на пороге появился Ваня. Он улыбнулся:

— Какая встреча! Заходите в гости!

— Не время! Хочу поговорить с тобой о сыне.

За его спиной появилась женщина:

— Как-нибудь сами разберёмся! Долбим с ним, долбим,  а толку никакого!

— Заткнись, Надежда, — грозно рыкнул отец семейства, — без тебя обойдёмся!

— Ваня, помнишь, как учился ты? — спросила я.

— Да плохо. Если бы не ваша помощь, школу бы бросил.

— А я что-то тебя по вечерам на лестнице не замечала. Сыну помочь надо: поговори с психологом, учителем. Надо выяснить причину неуспеваемости. Ожесточишь сына — школу возненавидит и вас тоже. Не успеешь оглянуться, он вас, старых, будет на лестницу выгонять, а, может, и куда подальше…

Отец почесал затылок своей могучей шофёрской ладонью:

— Да я и по-хорошему, и по-плохому. Ремень не понимает, слова тоже. У меня от первой жены дочка нормально учится: на три и четыре. А с этим  одна морока!

— Я буду здесь неделю. Пусть он придёт ко мне, позанимаюсь, понаблюдаю.

— Вот спасибо! — расплылся в улыбке повзрослевший мальчишка Ваня.

— Больше на ночь ребёнка не выгоняй, это "людоедство".

— Даю слово, больше не будет!

К моей радости, Серёжа был водворён в родное пристанище.

Разволновавшись, я долго не могла уснуть. Воспоминания о прошедшей жизни обрели зримые формы.

Соседку Валю природа забыла одарить хотя бы средними мыслительными способностями. Сидела я с ней за одной партой. Она "не вылезала" из моих тетрадок. Списывала всё механически, не вдумываясь в содержание.

Часто по вечерам из их комнаты доносился плач Валентины. Это тётя Нюра пробуждала в ней дремлющий ум ремнём.

— Счастливая, — утром выговаривала мне Валя. —Тебя мама не дерёт. Повезло, она добрая. Вырасту, — ох, и припомню я всё мамочке, не обрадуется!

Прошло много лет. К сожалению, сбылась угроза Вали. Навещавшая мать в редкие дни свободы, она превращала её жизнь в ад, чтобы через некоторое время опять вернуться "на нары".

Хрупка и загадочна человеческая душа. Любовь в союзе с мудростью может стать оберегом для детей, даже если они и не блистают талантами. Не унижая их достоинство обидными словами, а готовность прийти на помощь ребёнку, помочь разобраться в проблемах — залог того, что он найдёт своё место в  жизни, а ваши закатные дни согреет заботой и любовью.

Маргарита ГРЕБЕННИКОВА.

 

Комментарии (0)