15 мая 2019 года.
народная газета химкинского округа
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

ДЕРЕВЕНСКИЕ ПОСИДЕЛКИ

7 ноября 2014 года

Бабушка Матрёна улыбается:

— Пришла, голубка моя! Садись за стол, чайком угощу.

От ласковых слов Валька шмыгнула носом. и обильные, успокоительные слёзы сразу сняли душевное напряжение. Вчера получили письмо, что мама в больнице: сильно простудилась, когда разгружали торф с баржи. Мама там одна. Дедушка увёз Валю из города, недавно освобождённого от фашистов. Вот и живёт она в деревне с ним и тётей Симой, маминой мачехой.

Дедушка хоть и строгий, но не обижает, а от тёти Симы достаётся крепко за малейшую провинность. Девочка сердцем чувствовала её неприязненное отношение и отвечала ей той же монетой: иногда без умысла, а подчас нарочно "пакостила, как шкодливая кошка", по словам тёти Симы. Вот и сегодня она совершила непреднамеренное "злодейство". Не усмотрела за кошкой Муркой, оседлавшей сковороду с аппетитной румяной картофельницей. Мурка, увидев Валю, мгновенно исчезла под кроватью, та — за ней. Нечаянно сдвинула топор, и он "тюкнул" по стеклянной бутыли с жидким мылом. Бутыль осела, её содержимое полилось в подпол в большую бочку с солёными огурцами — гордостью кулинарного мастерства хозяйки.

Валька осознала весь ужас содеянного и, увидев пришедшего на обед дедушку, выскочила в окно.

Ветки старой берёзы образовали мощную крону, касавшуюся крыши. Девочка быстро залезла на дерево, спрятавшись в спасительной листве крепких ветвей.

Её бил озноб в ожидании расправы.

Вскоре вокруг дерева "завели хоровод" дедушка и тётя Сима, давшая волю чувствам, раскрывшим её богатый словарный запас.

Внучка категорически отказалась попасть в недружественные объятия разъярённых родственников и не спускалась на землю.

Когда улеглись первые страсти и опасность миновала, Валька покинула гостеприимный кров берёзы и побежала к бабушке Матрёне.

Та выслушала "исповедь" девочки.

— Я тебе сейчас чайку из трав заварю, попьёшь с мёдом и успокоишься. А тебя простят: невелика беда стряслась. Мы давно мыла не видели, а грязью не заросли. Сейчас схожу к Ивану Васильевичу, скажу, что ты у меня, чтоб не беспокоился. Счастливый, что такую внучку Бог дал, а у меня деток не было. Плохо без них, а сейчас особенно.

Валя подумала:

— Вот и у тёти Симы детей нет, а ни разу меня не приласкала, не пожалела. И на бабушку Матрёну наговаривает:

— Чего к бабке повадилась, будто у неё мёдом намазано. Её свёкла сушёная нравится? Видела, какой у неё красный нос? Она его то и дело вытирает, да этой же рукой свёклу на противне ворошит. Говорят про неё, что ведьма, дождёшься, что тебя заколдует…

И не понять тёте Симе, как и спокойно, и легко ей с "бабкой".

Валька слушала успокаивающие слова бабушки, не замечала глубоких морщин, перечертивших шрамами усталое лицо, добрые лучики у глаз освещали его улыбкой. Валя обняла её:

— Бабушка, я люблю тебя! Поедешь с нами жить в Химки? — Слышала, что скоро контору переведут отсюда, и дедушка уедет. Так вы с мамой приезжайте ко мне, ты — на всё лето, мама — на отпуск. Пока отдохни. Я скоро вернусь.

Валя прошлась по старому дому, половицы скрипели под ногами, в сенях и нежилой горнице аккуратно развешаны пучки трав. Их ароматами дышала изба. На дворе, на длинных жердях подсыхали берёзовые веники. У плетня огорода курица ворковала со своими шустрыми детьми, петух с праздными подругами, свободными от материнских забот, усердно разгребал навоз, победным кличем призывая хохлаток угоститься своей добычей.

— Упросила дедушку, чтоб побыла у меня, — доложила бабушка Матрёна. — Загляни в огород: горох налился, пока стручки сахарные. Да потом скажи ребятишкам, что и с ними поделюсь. Пусть не балуют на колхозном поле: там сторожа лютуют.

Скоро стадо пригонят. Поможешь загнать овечек и козу? Коза-то самостоятельная: сразу к дому заворачивает, а вот овцы дурные, набегаешься, пока поймаешь.

— Бабушка, твой дом рядом с лесом, тебе не страшно?

— Привыкла, стара я бояться. Знаю, некоторые меня колдуньей зовут. Вот глупые: я травы собираю и ими людей лечу. Зимой, бывает, у крыльца зайцы следы оставляют. Видно, в гости напрашиваются.

Если захочешь, расскажу, какие травы полезные, открою секреты. А то пропадут без пользы, когда меня не станет.

Через порог сеней тяжело перепрыгнула худая кошка.

— Заявилась моя красавица. Больше не мяукает: сил нет. У нас с Манькой на двоих три зуба! Одним молоком и жива, жевать нечем. А раньше озорница была: как не уследишь — на грядку и огурцы ест. Да ладно бы один, а то несколько погрызёт.

Кошка подошла к Вальке, ткнулась острой мордой в ногу. Девочка взяла её на руки:

— Ой, она совсем лёгкая! Погладила костистую голову Мурки, та заурчала:

— Признала тебя, она редко кому доверяется.

На улице послышался перезвон колокольчиков. Возглавляла стадо рыжая корова.

— Красная впереди, значит день будет солнечный, радостный. Возьми хлебца, приветь козу, а я овечек перехвачу.

— Бяши, Бяши, — взывала бабушка.

Неторопливо подошла коза, осторожно взяла горбушку из рук девочки, направилась к распахнутым дверям сарая. Овцы привычно проскочили мимо дома, но были настигнуты хозяйкой.

Потом баба Матрёна надела передник, вымыла руки, протянула Вале ведёрко и блюдце с маслом.

— Пойдём Белку доить.

Бабушка села на скамейку, обмыла вымя козы тёплой водой, смазала маслом набухшие соски. И зазвенели струи по ведру, превращаясь в белое пенящееся облако, оседающее на дне парным молоком.

А потом бабушка и девочка сидели за столом, наливали из кринки тёплое молоко. И пили его из кружек, заедая домашним хлебом. Рядом, вытянув клочковатый хвост, над блюдечком старательно трудилась Манька.

Тикали ходики, сверчки подавали голос — эти звуки не тревожили тишину, разлившуюся вокруг.

А где-то далеко продолжалась смертельная битва с врагом, чтобы он никогда не вернулся на эту землю.

В августе Валя уехала в город. 1 сентября 1944 года стала первоклассницей. Начиналась новая жизнь. А воспоминания остались незабываемыми. До сих пор не забыто ощущение дыхания цветущего поля, ноги помнят прохладную свежесть мха в сосновом бору. Прикроешь глаза и видишь порхание цветных стрекоз над быстрыми водами реки Медведицы. И не померкнет свет тёплой улыбки бабушки Матрёны, ибо долог и лучезарен век доброты…

М. ГРЕБЕННИКОВА.

Комментарии (0)