15 мая 2019 года.
народная газета химкинского округа
Рубрики
Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

ТРИ ПИСЬМА

31 октября 2014 года

РАССКАЗЫ ОЧЕВИДЦЕВ И ИХ РОДСТВЕННИКОВ

Село Завидово, что стоит на Питерском тракте (сегодня это Ленинградское шоссе), улица Новая, дом № 13. Сюда езжу отдохнуть.

Этот дом пережил немецкую оккупацию с ноября по декабрь 1941 года. Возможно, и его немцы, отступая, обложили соломой и сеном, но не сожгли.

В декабре 1941 года началось контрнаступление Красной Армии, и Ленинградское шоссе наши войска перерезали в двух местах. Немцы, боясь окружения, срочно бежали, побросав технику на льду большого пруда, поспешно отступали по "Новлянке", по нашей улице Новая.

Стояли 40-градусные морозы, и техника отказывалась заводиться. В нашем огороде стояло немецкое защитное орудие.

И вот, разбирая старые вещи, в нише-ящике гардероба я нашёл два белых треугольника.

Военные треугольные письма! Я никогда раньше не держал такие святыни в руках. Старинный дом сделал мне очередной подарок. Позднее, уже в горнице, в старинном сундуке я нашёл ещё одно письмо.

Письма были довоенные, датированные 1940 годом. Автор их Сергей Николаевич Бададанов, хозяин этого дома, пишет своей супруге Елене Павловне Бададановой и детям Вите и Вале.

Сергей Николаевич был призван, по-видимому, по срочному призыву в Армию, так как в воздухе тогда уже пахло войной.

Артиллерист Бададанов службу проходил в Прибалтике, в Латвии. Поражает в письмах, что местное население к русским относилось хорошо. Видимо, он всё же побывал дома перед войной, так как в сентябре 1941 года у Елены Павловны родился ещё один сын, Анатолий.

Из воспоминаний дочери, Валентины Сергеевны Асташкиной (Бададановой):

— Наши войска кровопролитно и отчаянно сопротивлялись. Был взорван мост через реку Шошу (Московское море) в деревне Безбородово, но немцы всё равно лезли вперёд, к Москве. Что делать? Бабушка Лена, тогда молодая женщина с тремя детьми на руках, оставила старушку в доме и убежала в лес. Одна ночёвка в окопах с грудничком на руках может стоить ему жизни. Уж лучше умереть от немецкой пули, чем замёрзнуть в русских окопах вместе с погибшими воинами, и они решили вернуться домой. Был конец ноября, и уже сильно подмораживало.

Возвращение было тяжёлым. Немецкие посты не очень-то пропускали женщину с детьми к своему дому. Но вот наконец-то они дома.

Изба сплошь заполнена немецкими солдатами. День и ночь топится русская печь, двери все настежь. Морозы за 40 градусов. На руках грудничок, Толя. Но немцы неумолимы — двери не закрывают. Боятся чего-то. До сих пор не понимает, как удалось уцелеть самой и сохранить ребёнка.

...Тётя Валя никогда не смотрит фильмы о войне, она выключает телевизор.

— Я эту войну своими глазами видела, — говорит она.

Ей тогда было 12 лет.

Сергей Николаевич ушёл на войну и не вернулся. Семейная версия — утонул в Днестре. Если кто-то, читая эти строки, что-нибудь может сообщить об артиллеристе Сергее Николаевиче Бададанове, просьба сообщить в редакцию.

Я часто общаюсь с людьми, видевшими ужасы Великой Отечественной. Их рассказы очень важны для патриотического воспитания нашей молодёжи. Поэтому собираю их и рассказываю своим дочерям. Послушайте и вы, дорогие читатели!

Наталия Михайловна Савина:

— Мама рассказывала: "Шёл 1941-й год". Мы жили тогда в Терехове. И вот на большое колхозное поле опустился немецкий парашютист. Мы, ребятишки, окружили его со всех сторон. Парашютист был вооружён автоматом, но он был добродушен и улыбался нам, обступившим его детям. Он был чуть старше нас, ему было лет 18.

Кто-то сбегал за председателем колхоза, и они пришли на поле вдвоём с местным милиционером. Немецкий парашютист сдался в плен без сопротивления.

Рассказ Тамары Георгиевны Шушугиной:

— После войны у нас работали пленные немцы. Работали хорошо. И был среди них один. Сначала он работал, как все, но потом как-то сильно стал переживать по непонятной для нас причине, стал грустить, сохнуть, плохо есть. Чувствовалось, что он чего-то боится.

И вот через некоторое время пришли к нам сотрудники НКВД и забрали немца. Мы спросили их: "За что?". В ответ услышали : "Он бросал русских детей в колодец".

Рассказ Надежды Георгиевны Виноградовой:

— Жили мы в деревне Ржавки. Во всех домах стояли немцы. И вот во двор выбежала моя 14-летняя подружка Валя.

А молодой немецкий парень взял винтовку и с соседнего крыльца прицелился и застрелил её, забавы ради.

Рассказ Петра Ивановича Шаляпина:

— Шла колонна немецких военнопленных. Русские сердобольные женщины давали голодным немцам хлеба, воды. Немцы плакали. Потому что Гитлер и Геббельс с высоких трибун внушали им, что русские — это недочеловеки, скоты, и поэтому их надо безжалостно уничтожать. А тут они видели своими глазами этих русских недочеловеков и поняли, в какую бездну их втянул их Гитлер. Они убивали мужей и сыновей этих женщин, а те им давали хлеб.

С. ВИНОГРАДОВ.

Комментарии (0)